среда, 14 сентября 2016 г.

Рак молочной железы: риски, которыми непросто управлять

Этот пост - продолжение темы о рисках заболеваемости раком молочной железы (РМЖ). Первая часть саги - здесь: Think before you pink, или о чем молчит розовая лента. На всякий случай напомню, что я не имею отношения к врачебному делу, и все нижеизложенное - мои личные интерпретации, выводы и мысли.

Для начала скажу, что, поскольку обсуждать мы будем риски репродуктивные, мне не очень легко вообще начинать говорить на эту тему. С одной стороны, не все в нашей жизни зависит от собственных решений, и нет такой таблетки, которая помогла бы построить семью или пригласить малыша, когда он не приходит. С другой, рожать детей в молодости только для того, чтобы сократить свои риски РМЖ - тоже, наверное, не самая хорошая идея. Ну и если бы мне, только что вышедшей из пубертата, рассказывали о том, что принимать противозачаточные таблетки и курить именно сейчас очень вредно - кого бы я послушала ?! В общем, это риски, которыми управлять крайне сложно. Ну и еще я знаю, что есть у нас такие особо "деликатные" и практичные врачи, которые про многие проблемы пациенток говорят - вам мол, барышня, родить надо. Я - совсем не о том, ибо три раза знаю, что появление ребенка - это больше, гораздо больше, чем эдакая цена, заплаченная за здоровье (свое) и эмоциональное благополучие (родственников), не говоря уже про пресловутый стакан с водой. И иногда я недалека от того, чтобы сказать: "Можешь не рожать - не рожай!"

Но тем не менее, мне все же видится, что говорить об этом важно и нужно, и тогда, когда выбор есть, эти факторы тоже неплохо учитывать. Плюс к этому, если мы знаем об увеличенных рисках в одном месте, мы всегда можем подумать о том, как их сократить в другом.



Удовлетворяющие меня ответы на вопрос о том, как влияют репродуктивные факторы на риски РМЖ я нашла в брошюре "Риск и профилактика рака молочной железы" американцев Анджелы Ланфранчи и Джоэля Бринда (Breast Cancer: Risks and Prevention). Анджела Ланфранчи - хирург, занимающаяся именно операционным "лечением" РМЖ, и тем более ценны ее слова о том, что она не может молчать о своем опыте:

"Это не статистика. Это женщины, часто молодые, иногда с маленькими детьми. Если бы вы видели этих милых женщин на моем операционном столе, вы бы поняли, почему я рассказываю об этой трагедии".

"Задача первой важности - профилактика, - продолжает Анджела в предисловии к свой брошюре, - потому, что даже ранняя диагностика и высокий процент излечения не сберегут женщину от операции, химиотерапии и эмоционального давления на нее саму и ее близких".



Конечно же, мы не можем изменить того факта, что мы - женщины. Если исключить наследственные факторы и повреждение клеток от химических веществ и радиации, то получится, что главный фактор, влияющий на риск развития РМЖ - это эстроген. Тот самый гормон, под влиянием которого мы становимся такими женщинами-женщинами. Дело в том, что, во-первых, некоторые продукты распада эстрогена могут напрямую повреждать ДНК клеток; а, во-вторых, эстроген способствует делению клеток ткани молочной железы, и ему совсем все равно, обычная это клетка или уже мутировавшая. И в этом смысле, совершенно верно: тот факт, что я - женщина, уже создает мне риски. И совершенно логично: чем дольше я нахожусь под влиянием эстрогена, тем эти риски выше; как раннее начало менструаций, так и поздняя менопауза увеличивают количество менструальных циклов, а, значит, и количество эстрогена, с которым наше тело имеет дело.

 
Рисунок из брошюры
При делении клеток, выстилаюших млечные протоки, может произойти мутация,
образующая дефективную клетку; дальнейшая мутация при делении этой клетки может,
в итоге, привести к образованию раковой клетки.
Среднее время, которое нужно, чтобы из одной раковой клетки образовалась
опухоль диаметром в пол-дюйма (такую опухоль уже можно
обнаружить при физическом осмотре)
 - 8-10 лет. 

Но Природа-мать не просто заложила в нас эдакую тикающую бомбу - она, как обычно, выдала пакет, предусматривающий и методы сокращения времени, когда мы испытываем влияние эстрогена. И, конечно же, ей и в страшном сне не могло присниться, что человек выдумает противозачаточную таблетку и прочие формы контроля рождаемости, равно как и гормональной терапии. А предусматривала она в своем "пакете", что мы будем а) рожать детей, причем довольно рано; и б) кормить их собственной грудью, причем довольно долго.

Как же работают эти механизмы защиты ?

Каждый раз во время менструального цикла мы испытываем повышенный уровень эстрогена, особенно непосредственно перед овуляцией. Высок уровень эстрогена и в организме беременной женщины. Защитный фактор, который поставлен "в комплекте" - это зрелость долек груди, когда они эволюционируют из долек 1 типа (до наступления менархе) в дольки 4 типа (грудь кормящей женщины).

При рождении, у каждой из нас уже есть какое-то количество ткани груди. Это первый тип, формирующиеся дольки без выхода наружу. Протоковый рак молочной железы, на который приходится 85% всех случаев РМЖ, начинается в дольках 1 типа. Во время полового созревания, под влиянием эстрогена и прогестерона, ткань груди начинает развиваться дальше, и часть долек 1 типа переходит в дольки 2 типа, имеющие млечные протоки. В дольках 2 типа начинается примерно 15% случаев РМЖ. К концу полового созревания около 75% ткани молочной железы - дольки 1 типа, и 25% - дольки 2 типа.

Рисунок из брошюры
Дольки 1 и 2 типа отличаются не только анатомически,
но и скоростью копирования
 ДНК - она выше,
что увеличивает и риск мутаций
Дольки 4 типа (полное созревание) формируются только к концу беременности (85% ткани груди к дате родов), и именно они устойчивы к раку. После завершения грудного вскармливания, эти дольки возвращаются к типу 3 (этот тип долек впервые образуется во время беременности), но остаются рако-устойчивыми. При каждой последующей беременности созревает все больше и больше ткани молочной железы, что приносит дальнейшее сокращение риска на 10%.

Если же у женщины не случилось доношенной беременности ее риск РМЖ повышен, потому что дольки ее груди не созрели до 4 типа. Если беременность случилась относительно поздно (после 30 лет - я тоже попадаю в эту категорию), то это тоже повышенный риск, потому что большую часть жизни с начала менструаций, под стимуляцию эстрогена попадали незрелые дольки 1 и 2 типа. С этой точки зрения, риск РМЖ мамы-подростка снижен, потому что в ее груди очень рано в ее репродуктивной жизни созревают дольки 4 типа.

Если женщина кормит грудью, ее менструальные циклы могут отсутствовать очень долго, либо же быть ановуляторными (уровень эстрогена низок и овуляции не происходит), и в это время работают оба защитных фактора - и пониженное влияние эстрогена, и наличие зрелых долек 4 типа. Чем дольше длится грудное вскрамливание, обеспечивающее низкие уровни эстрогена, тем меньше риск.

Другие ситуации, кроме непосредственно благотворного эффекта зрелости ткани груди и сокращения влияния эстрогена, на которые мне хотелось бы обратить внимание:

Возраст - "окно уязвимости"

Мне и моим читательницам, возможно, это знать уже поздно, но тем не менее - очень полезно, если мы думаем о будущем наших дочерей: время в жизни женщины между первой менструацией (менархе) и первой доношенной беременностью - это окно уязвимости, когда она особо подвержена влиянию канцерогенов (большое количество незрелой ткани груди + усиленное ее деление в период полового созревания). Как сделать это "окно" короче, и нужно ли его намеренно сокращать - вопрос очень личный. А вот попробовать донести до девушек, что добавлять канцерогенов в это время совсем не стоит, мы, как мамы, наверное можем. Курение, алкоголь, гормональные контрацептивы в любой форме, гормонозаместительная терапия - все это является увеличением рисков РМЖ. Не стоит гормонами "лечить" нерегулярные менструальные циклы, менструальные боли и акне.

Прерывание беременности

Здесь не идет речь о самопроизвольном прерывании (выкидыше) в первом триместре, так как оно обычно связано с пониженным уровнем эстрогена, что не вызывает рост груди. Речь идет о медицинском прерывании (аборте), когда беременность начинается "нормально" и ткань груди активно растет. Чем позднее прерывание, тем больше риски: беременность заканчивается до того срока, когда ткань груди успевает созреть в достаточном количестве в дольки 4 типа (32 недели), а количество мест, где РМЖ может начаться (дольки 1 и 2 типа) - увеличивается. Особенно высок риск для девочек-подростков и еще не рожавших женщин (см. выше).

В отдельную категорию вынесу -
Прерывание беременности по некоторым медицинским показателям

Очень редко, но случается так, что опухоль обнаруживается во время беременности (гестационный РМЖ), и врачи могут посоветовать прервать беременность "по медицинским показаниям". Однако, клинические данные говорят о том, что доношенная до срока беременность максимально увеличивает шансы женщины на выживание.

Другая ситуация - когда во время беременности выясняется, что малышу в утробе сложно развиваться нормально, он не проживет долго после родов или имеет какие-либо "отклонения", и в этом случае тоже могут предложить прерывание беременности или вызвать преждевременные роды. Если женщина решит доносить малыша до конца - она снизит свои риски РМЖ, если прервет беременность - увеличит.

Подведем итоги:

Какие репродуктивные факторы увеличивают риски развития РМЖ ?

Позднее рождение детей или отсутствие доношенной беременности, аборт, выкидыш во 2-м триместре, преждевременные роды до 32-х недель, ранее менархе и поздняя менопауза.

Какие репродуктивные факторы снижают риски развития РМЖ ?

Деторождение (особенно до 30 лет), кормление грудью (сокращение количества менструальных циклов и овуляций), позднее начало менструаций и ранняя менопауза.

На мой взгляд, самое легкое, что мы можем из этих факторов контролировать - это кормление грудью и ее продолжительность. Опять-таки, на мой вкус - не в месяцах ее считая, а в годах. Если бы все розовые ленты поддержали "долгокормящих" мам вместо всех этих подсветок, косметики и украшений, то уже какую-то часть рисков сократили бы, наверное. Но это в наше время "неполиткорректно", так давить на женщин, поэтому косметику и украшения легче продавать.

Как же уменьшить свои риски, если ваша репродуктивная история показывает, что они высоки, и повлиять на эти факторы вы (уже) никак не можете ?

Во-первых, наверное, отказаться от дополнительного воздействия эстрогена: это значит, снять себя с гормональных контрацептивов любой формы и перейти, при необходимости, на естественные методы распознавания плодности. Поискать альтернативу гормоно-заместительной терапии, если она нужна. Конечно, не применять гормональные средства для решения проблем с кожей, создания видимости регулярного цикла или избавления от болезненных менструаций - это, в любом случае, только маскировка тех сигналов, которые вам подает ваше тело. Искать врачей, которые готовы рассматривать альтернативу или искать корень проблемы вместе с вами.

Во-вторых, это уже всем набившие оскомину отказ от курения, крайне умеренное потребление алкоголя и физическая нагрузка. Куда деваться.

В третьих, - питание. Уж не буду писать про ненастоящую еду, сахар и прочее. Про куркумин я уже писала в предыдущей статье. Добавлю в этот раз разве что про крестоцветные (капустные): например, цветную капусту и брокколи. Эти овощи содержат индол-3-карбинол (I3C), из которого при пищеварении образуется дииндолилметан (DIM), влиящий на метаболизм эстрогена (в их присутствии эстроген не стимулирует рост ткани груди, соответственно, сокращая риск развития рака). Оба вещества, индол-3-карбинол и DIM существуют в форме добавок (это не призыв их использовать, а повод провести свое расследование на тему). Примеры других овощей, содержащих I3C: брюссельская капуста, хрен, водяной кресс, капустная горчица, листовая капуста, савойская капуста, кольраби.

Ну и, поскольку скоро опять октябрь-пинктябрь, и все вот это розовое замаячит вновь, я вернусь к тому, с чего начала (а начинала я писать эту серию еще в прошлом октябре!) По-моему, главным сообщением розовых лент должно быть - про профилактику и все эти факторы. Ну правда, как-то странно со всей этой информацией в голове иди на "розовый" завтрак, где вам подают бекон, занесенный ВОЗ в список канцерогенов (я не против бекона вообще!), или пить шампанское в честь "улучшения осведомленности о раке груди". Для кого-то рядом с вами окажется, что ее болезнь просто используют - по иронии, для того, чтобы продать вам то, что увеличивает ваши же риски эту болезнь заполучить.

Источник фото

Еще - про то, что маммография - это всего лишь диагностика, со своими побочными эффектами, но никак не гарантия излечения. И английские ученые опять подоспели с результатами исследования (*) о том, что все еще много раковых пациентов умирает собственно от химиотерапии, и искусство взвешивания ее пользы и вреда во многих английских больницах еще далеко не на высоте.

Вот прямо еще раз повторю слова Анджелы Ланфранчи, которые процитировала в начале:

Задача первой важности - профилактика, потому, что даже ранняя дагностика и высокий процент излечения не сберегут женщину от операции, химиотерапии и эмоционального давления на нее саму и ее близких

Благотворительность - это нужно, это великолепно, но поинтересуйтесь, куда именно и на какие цели, на какие исследования пойдут деньги, которые вы, возможно, захотите отдать. Как ваше пожертвование повлияет не тех конкретных женщин, которые уже ведут борьбу за жизнь с РМЖ, или начнут ее завтра. Как вы можете поучаствовать в том, чтобы жертв на этой войне стало меньше. Think before you pink.


3 комментария:

  1. https://www.miloserdie.ru/article/pro-sharlatanstvo-pitevuyu-sodu-i-dokazatelnuyu-medicinu/

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Вы могли бы как-то прокомментировать, к чему тут эти ссылки ? Спасибо

      Удалить